Чиновники провели черту бедности за гранью здравого смысла

0
18
прожиточный минимум в России

Снижение прожиточного минимума угрожает выживанию миллионов россиян

Минтруд собирается понизить прожиточный минимум в России. Да-да, это не оговорка: именно понизить. Очевидно, чиновники считают, что и так слишком щедры к беднейшим из бедных. Теперь, по итогам III квартала, прожиточный минимум будет уменьшен для трудоспособного населения и детей на 1,5%, пенсионеров — на 1,6%. Соответственно, в среднем на душу населения он будет составлять 11 012 рублей в месяц. Конечно, сумма сама по себе настолько ничтожная, что «лишние» 100–150 рублей ничего, по сути, не меняют.

Но тут важна тенденция: вместо того чтобы всеми силами повышать этот позорный показатель, власти берут его и понижают. Разумеется, это делается не просто так, а на основании данных Росстата. А тот ничтоже сумняшеся насчитал, что за прошедший квартал у нас резко подешевели продукты питания, используемые при исчислении прожиточного минимума — на 2,9% в среднем. А есть такие продукты, которые, согласно Росстату, за квартал подешевели просто фантастически: капуста — на 50%, лук — на 25%, морковь — на 18%, свекла — на 13%, картофель — почти на столько же. В общем, раздолье для бедных: покупай не хочу!

Но все прекрасно понимают: речь идет о сезонном факторе. На пике лета овощи всегда дешевеют. А ведь прожиточный минимум — это вовсе не про овощи, а про возможность людей обеспечить себе хоть какое-то существование. Между тем, все остальные составляющие этого «существования» только и делают, что дорожают. Чтобы убедиться в этом, достаточно заглянуть в последние, сентябрьские сводки все того же Росстата. Так вот, по сравнению с началом года услуги ЖКХ подорожали на 4,4%, пассажирский транспорт — на 6,2%, медицинские и образовательные услуги — на 5%. Табак стал дороже на 2,8%. Разве это все не входит в прожиточный минимум — реальный, а не статистический?

Да и с продуктами питания далеко не все так однозначно. Сезонный фактор сказывается отнюдь не на всей еде. Скажем, крупы с начала года подорожали почти на 10%, мясо и масло — на 6–7%. Даже хлеб — и то прибавил в цене 5,5%. Что же касается пресловутых овощей и фруктов, то ведь всем очевидно — дальше начнется совсем другой сезон, когда они будут дорожать, причем высокими темпами.

Тем не менее вопреки здравому смыслу и вопреки декларируемой руководством страны цели — снизить бедность и поднять доходы населения — чиновники хладнокровно прожиточный минимум опускают.

А впрочем, почему же «вопреки». Смею предположить, что именно таким образом они и борются с бедностью в стране. Это ведь нам, простым смертным, наивно кажется: для того, чтобы победить нищету, надо повышать прожиточный минимум и, соответственно, добавлять размер социальных пособий для тех, чье благосостояние до него не дотягивает.

У чиновников совсем другая логика. Именно прожиточный минимум устанавливает ту финансовую черту, которая в нашей стране отделяет бедных от всех остальных. Соответственно, чем ниже планка прожиточного минимума, тем меньше людей, которые оказываются под ней — то есть тем меньше официальных бедных в стране. Вот во II квартале прожиточный минимум правительство вынуждено было поднять: ну ничего там сезонно не дешевело, хоть тресни! И количество бедных в стране сразу увеличилось до 20,9 млн человек. А ведь к концу 2018-го их было 19 млн. Сейчас, после понижения прожиточного минимума, их, наверное, будет снова 19 млн, и власти гордо отрапортуют: нищих стало на 2 млн меньше.

Такая вот занимательная борьба с бедностью получается. Насчитали прожиточный минимум побольше — бедных прибавилось, насчитали поменьше — сократилось. А если учесть, что президент Путин в своем знаменитом майском указе потребовал от правительства к 2024 году снизить уровень бедности в стране вдвое, то способ решения этой задачи становится совершенно очевидным: достаточно квартал за кварталом понижать прожиточный минимум, и вскоре за чертой бедности и вовсе не останется ни одного россиянина.

Конечно, можно на эту тему шутить и дальше, но как-то не хочется. Существование в районе черты бедности — чуть выше или ниже в зависимости от конкретной квартальной средней цифры — удел десятков миллионов россиян. Цинично понижая размер прожиточного минимума, власть действительно искореняет их как класс. Увы, не в статистическом, а в самом прямом смысле этого слова, по существу, лишая их шансов на выживание.